Вся суть электронной музыки-3

В электронике нужно преодолевать инструмент, залезать в глубины, выуживать из синтезатора скрытые ценности. Там — бездны. И в них надо ковыряться.

Эдуард Артемьев журналу Esquire

На этот раз слово великому композитору и экспериментатору от электронной музыки Эдуарду Артемьеву. Тезисы из Эсквайра — это мелочи (тем более всё это он говорил и раньше), но тоже полезные.

Гораздо интереснее послушать, что он говорит о работе над тремя фильмами Тарковского — «Солярис», «Зеркало», «Сталкер». Акцент именно на фильмах Тарковского, посокльку для них Артемьев разработал неповторимое звучание, свой уникальный язык, который не пригодился, или, скорее не был востребован, больше нигде. Эти три фильма и их звуковые дорожки — одно из важнейших наследий в области электронной музыки и саунд-дизайна.

Собственно, а в чём суть? Да в том, что Артемьев — уникальное являние, он не просто культовый композитор, но ещё и серьёзный теоретик в области электронного саунда, поэтому важно не только слушать его музыку, но и то, что он о ней говорит (когда-то был у него на лекции, хотя там он касался общих и общеизвестных вопросов, но рассказывает он всегда интересно и убедительно).

Может показаться, что в представленных ниже видео Артемьев говорит одно и то же, но это только поначалу они пересекаются, настоятельно рекомендую посмотреть оба.