Public Enemies

Public EnemiesЖурнал «Перемотка» подготовил один из самых интересных, на мой взгляд, анализов Public Enemies (в двух частях: раз и два), самого спорного и недооценённого фильма Майкла Манна, и наверно именно этим и интересного. Кадр из Public Enemies открывает мою статью «Анатомия сцены».

Хмурый и однообразный Бэйл, который так понравился сыну Первиса, помогавшему в съёмках картины, вряд ли раскрывает образ одного из самых известных агентов бюро, хотя это скорее проблема сценария, ориентированного на бандитскую линию. В фильме есть всего одна сцена беседы Первиса с журналистами, на самом же деле медийная слава была его настоящей ахиллесовой пятой. Даже когда Гувер настойчиво запрещал давать интервью всем агентам без исключения и особенно Первису, Мелвин умудрялся поболтать с одним-двумя газетчиками. Это во многом породило ненависть начальника, который впоследствии выжил героя Америки из бюро, вымарал его из собственных мемуаров и многим позже приложил все усилия, чтобы бывший любимчик не получил должность судьи. Итог печален — совершенно необязательный титр в конце фильма сообщает, что агент Мелвин Первис застрелился в возрасте 57 лет.