Red Faction Armageddon: «Марсианские хроники»

Через несколько секунд весь мир увидит редчайшие кадры, когда на сцену торжественно поднимутся двое высоких мужчин: один с галстуком и чисто выбритый, другой с бабочкой и недельной щетиной; на этой церемонии они впервые. Сейчас же на сцене улыбаются ведущие: актёр Хью Джекман и актриса Николь Кидман. Спустя всего лишь мгновение, со словами «And the Oscar goes to…» они вскроют заветный конверт: «…Trent Reznor and Atticus Ross!»

Ранее в этом году американские академики вручили Тренту Резнору и Аттикусу Россу премию Оскар за музыку к фильмуДэвида Финчера «Социальная сеть», что очень удивило самих музыкантов, а также вызвало немало споров вокруг. Работы номинированных в той же категории французов Daft Punk (саундтрек к диснеевскому блокбастеру «Трон: Наследие») и немца Ханса Циммера (фантастический триллер «Начало» Кристофера Ноалана) были как более хитовыми, так и более талантливыми. Однако прослывшие своей непредсказуемостью академики решили по-своему. Осознанно или нет, но академики попали не просто в точку – в нерв. О ценности музыкальной дорожки лидера Nine Inch Nails для кинематографа всерьёз никто и не задумывался,и, кажется, она не несёт никаких предпосылок к подобному исследованию. Гораздо важнее, чем этот сдвиг обернётся в глобальном контексте: как изменится киномузыка завтра, какой она будет через год, в этом десятилетии, и  как альтернативная музыка прорывается в мейнстрим.

Безусловно, саундтрек «Социальной сети» ломает стереотипы и открывает дорогу альтернативным музыкантам на большой экран, и заслуга академиков здесь действительно есть – впервые это поощряется на столь высоком уровне и становится объектом для подражания. Нет ни малейших сомнений в том, что за начинанием Дэвида Финчера последуют или уже последовали другие серьёзные режиссёры: Джо Райт эксплуатировал труд The Chemical BrothersДэнни Бойл с новой силой взялся за Underworld, сам Финчер продолжает сотрудничество с Резнором и Россом. Не стоит беспокоиться и о том, что новая мода схлынет слишком быстро и оставит за собой Бог весть что, ведь не секрет, что, как и Резнор, The Chemical Brothers не выложились даже на 50%. Прежде, чем это произойдёт, мода может далеко зайти и оставить за собой реальный след в истории.

Интересно ещё и то, как отреагирует на эти телодвижения индустрия электронных развлечений. Как и в кино, сюда тоже попадали музыканты извне, в том числе тот же Резнор много-много лет назад, хотя сейчас это уже забывается. Все они добивались довольно ошеломляющих, по игровым меркам, результатов и гордо удалялись восвояси.   И, надо заметить, поползновения в мир игровой музыки не заканчиваются: уже несколько месяцев все с замиранием сердца ждут дебютКлинта Мэнссела в Mass Effect 3. Однако это всё ещё единичные случаи, поэтому кризис жанра в игровой музыке продолжается – кругом пафосные оркестровые саундтреки от которых всем вокруг очень тошно.

Никто не ожидал, что музыка для Red Faction: Armageddon составит альтернативу сплошному потоку однотипных оркестровых саундтреков. Серия игр Red Faction никогда не выделялась с музыкальной точки зрения: живым оркестром здесь не пахло, электроника была посредственной. Так продолжалось до настоящего момента, пока издательство THQ и телеканал SyFy не сошлись интересами. К запуску Red Faction: Armageddon канал SyFy снял предысторию игры — полнометражный фильм Red Faction: Origins. Это, вероятно, один из первых случае в развлекательной индустрии, когда игровая студия и кинокомпания работают в сотрудничестве между собой и достигают наилучшего результата. Да, SyFy – кабельный канал, не обладающий гигантскими инвестициями, и, следовательно, Red Faction: Origins – фильм категории «B», минующий большой экран. Как раз это и интересно: если бы THQ сразу продала права на Red Faction в Голливуд, геймеры получили бы очередную дорогостоящую безделушку с Тимоти ОлифантомМарком Уолбергом илиАнджелиной Джоли в главной роли. ОК, Red Faction: Origins – не самое технически совершенное кино, но и рвотных рефлексов оно не вызывает. Все как раз наоборот. Это, как принято говорить, чистый фан-сервис-фильм, снятый за небольшие деньги, но со знанием и пониманием игровой вселенной, а также с привлечением правильных людей: одну из ролей сыграл Роберт Патрик, а музыку написал прославленный Беар МакКрири. Однако вернёмся к Red Faction: Armageddon. Теперь здесь тоже есть свой кинокомпозитор, в отличие от МакКрири совсем неизвестный, но стоящий того, чтобы о нём узнали.

Это Брайан Райцелл – музыкант, композитор и саунд-дизайнер. Его карьера в кинематографе началась с того, что София Коппола попросила его выступить музыкальным супервайзером её фильма «Девственницы-самоубийцы» и, четыре года спустя, музыкальным продюсером «Трудностей перевода». Как композитора, чьё место нашлось бы в индустрии видеоигр, Райцелла заприметили после спродюсированного Сэмом Рэйми хоррор-триллера «30 дней ночи», для которого музыкант написал бросающую в дрожь экспериментальную музыку. С саундтреком Red Faction: Armageddon всё не так жутко, как может показаться, если вы видели «30 дней ночи» – в игре тоже экспериментальная музыка, но не нойз и эмбиент (последний здесь присутствует, но в малых дозах). Это, если так можно выразиться, альтернативная электроника: аналоговые синтезаторы с холодными технократичными звуками, основанные на полевых записях текстуры и перкуссии, все же  Райцелл по своей природе ударник.

Ради этого sci-fi микса мы и затеяли наш разговор, ведь такой не очень сложный, но стильный саундтрек редко встретишь в играх.  Музыку Брайана Райцелла выделяет ещё и то, что композитор действительно экспериментирует со звуком и занимается синтезом. Вы не встретите здесь заводских звуков из популярных софтварных продуктов, так как музыкальный материал в Red Faction: Armageddon записан лично Райцеллом и он полностью оригинальный. Вторая причина, по который мы здесь, а вы это читаете – кинематографическое влияние. И хотя в Red Faction: Armageddon нет откровенных переделок известных треков на собственный лад, саундскейп Райцелла пронизан музыкальными уловками известных композиторов-экспериментаторов: индустриальный саунд-дизайн явно подслушан у Джона Мёрфи в «28 дней спустя», а тонкие тревожные синтезаторные мотивы, не раз всплывающие по ходу саундтрека, навевают мысль, что Райцелл хорошо знаком с музыкой Клинта Мэнселла для «Луны». Альбом открывается как раз на такой тревожной ноте пост-роковой увертюрой – единственной композицией, носящей явно незавершенный характер и обрывающейся на пике своего развития.

Увертюра подводит нас к Cavern – саспенс-композиции, где в полной мере задействованы полевые записи от металлических перестукиваний до неизвестных насекомых. Всё это доведено всевозможными плагинами до загадочного «космического» состояния. The Swarm – первый ритмический трек на альбоме, выстучанный как на металлических предметах, так и на неких глухих поверхностях, и стартующий с закольцованной синтезаторной партии; по мере развития здесь также вступает та одинокая синтезаторная линия как в «Луне» и увертюре, придающая композиции кинематографичности. The Specialist – ещё одна шумовая зарисовка, но не напряжённая, как Cavern, а задумчивая. Что-то вроде музыки марсианского ландшафта с обрывками мелодий и инструментов.

Структура трека Red Faction повторяет The Swarm: основа ритм, на этот раз в большей степени акустический, и синтезаторные текстуры; в качестве саунд-дизайна использован растворяющийся в мелодии женский вокал. Zealots – ещё один звуковой коллаж с уклоном в минимализм, совсем как у Клиффа Мартинеза в «Солярисе», и  это комплимент. Когда вы будете слушать Unlikely Allies, повторяющую The Swarm и Red Faction, то, во-первых, придёте к мысли, что в альбоме чередуются ритмичные и эмбиент треки, а во-вторых, решите, что из вашего первого наблюдения вытекает то, что у Райцелла всё не сильно разнообразно. Пока вы будете над этим думать, как раз заиграет и всё расставит на свои места эмоциональная Breathe – визитная карточка альбома, пост-рок по всем законам жанра и в лучших традициях Mogwai иExplosions In The Sky, которой пошёл как рабочий материал для увертюры. В Breathe нет никаких недостатков, нехватки хронометража или неожиданного финала, в ней всё прекрасно и гармонично. После неё – ещё три неплохих, но необязательных трека в общей стилистике альбома.

Музыка Брайана Райцелла в Red Faction: Armageddon не может похвастаться широким диапазоном стилей, но в данном случае это не имеет никакого значения, ведь  здесь важно не количество стилей и композиций, а сама концепция и её реализация. Музыка Red Faction: Armageddon такая же редкая вещь, как многообразие ломаных металлических битовАмона Тобина в inFamous или симфония кибернетических ритмов Джейспера Кида в Robotech Invasion.

Pasya, специально для Game-OST.ru