Additional Music for Kane and Lynch

With Blood on My Hands

Вышедшая в середине девяностых криминальная драма «Схватка» продолжает выворачивать умы фильммейкеров и игро-девелоперов. По «Схватке» преподают экшн в кино-вузах, её постоянно цитируют и пытаются превзойти, а время от времени какая-нибудь студия при удобном случае норовит если не воплотить неофициальную игру по мотивам, то хотя бы сделать ремейк той известной перестрелки с полицией. Десять лет спустя премьеры фильма, датчане из IO Interactive, до этого не занимавшиеся открытым подражательством, находились в тяжёлом финансовом положении и вынуждены были сделать что-то очень дешёвое, но эффектное и эффективное.

Взор пал на картину Майкла Манна, разрешения на игровую адаптацию не было, но сильно хотелось выпендриться. Балансируя на грани проблем с правообладателями, IO Interactive всё же продвинулись в своём подражательстве дальше остальных (позаимствовали из кино-шедевра все мельчайшие детали вплоть до цвета пиджаков и марок оружия, взяли внешность и характер второстепенного персонажа «Схватки» для образа одного из главных героев своего боевика, и также закрутили сюжет вокруг алчности и мести), но не учли, что целая игра не может строиться на эксплуатировании одной бессмертной кино-сцены, чем и утомили игрока. В свою очередь музыка композитора «Схватки» Эллиота Голденталя легла в основу концепции саундтрека игры, но из-за финансовых ограничений IO Interactive просто не могли повторить её дословно и нанять целый струнный ансамбль, который бы аккомпанировал так называемому «гитарному» оркестру. Однако в отличие от шаблонного геймлея и картонных декораций, которые уже никак нельзя было скрыть, IO Interactive нашли достойный выход спасения музыкального сопровождения и в помощь своему бессменному композитору Джесперу Киду направили ещё двух соотечественников, небезызвестных на Родине музыкантов и кино-композиторов под именами Петер Петер и Петер Кид (а также известных под множеством других имён сольных и совместных проектов).

Петер под номером один, гитарист с огромным стажем, стоял у истоков старейшей и уважаемой рок-группы Дании Sort Sol, Петер под номером два большей частью занимался музыкой на вольных хлебах как сессионный гитарист и продюсер, и только недавно осел в коллективе шугейзеров Svartbag на правах электронщика и саунд-дизайнера. В 1996, когда из-за разногласий с другими участниками Sort Sol Петер Петер покинул группу, никому не известный молодой режиссёр Николас Виндинг Рёфн, работавший тогда над своим первым полным метром — криминальной драмой «Пушер» (впоследствии ставшей решающей в судьбе всех причастных) — пригласил музыканта выступить композитором фильма (туда же подтянулся и Петер Кид); так началось их многолетнее сотрудничество. «Пушер» не имел коммерческого успеха, но оброс в Европе небольшим культом, а через десять лет стал целой трилогией и обратил на себя большее внимание.

Сейчас понятно, что оба композитора затесались в Kane & Lynch: Dead Men вовсе не случайно, и должны были перетащить из фильма музыкальный стиль, хотя единственное по-настоящему ценное, что они создали для «Пушера» — открывающую фильм хард-роковую главную тему, впоследствии перекочевавшую в титры сиквелов и их трейлеров. Собственно, этой композиции оказалось вполне достаточно, чтобы скорректировать весь концепт саундтрека игры. Результатом таких манёвров стал усреднённый вариант между шумящей психоделической работой Голденталя и агрессивно-драйвовой музыкой «Пушеров». В отличие от Джеспера Кида (для тех, кто пропустил нашу основную рецензию на саундтрек, напомню, что они исполнили все гитарные партии для его композиций, а также написали несколько сольных треков), парням из «Пушера» удалось сделать то, что все от них так ждали — издать скромный шеститрековый цифровой EP со своей музыкой.

Открывающим релиз треком сюда вошла расширенная версия неформальной главной темы «Кейна и Линча», переосмысленная мелодия «Пушера», прозвучавшая в самом первом трейлере игры и произведённым на игроков эффектом явно затмившая официальную главную тему Джеспера Кида Kane’s Family Portrait. Примитивная и грубая, с грохочущей бочкой и повторяющимся гитарным соло, она как будто прямиком из девяностых, послужила мостиком между старым и новым, между кинематографом и интерактивным искусством, между бытовой чернухой режиссёра Рёфна и скандальными героями игр от IO Interactive. Остальные треки в EP, как и в саундтреках к трилогии «Пушер», носят здесь во многом чисто бонусный характер. Это и вариация темы, и долбящий номер Traitor One, под звуки которого карьерный самосвал пытался сравнять Кейна с землёй, и мрачный тягучий эмбиент Traitor Two в духе того, под который стареющий югославский наркодилер Мило в третьем «Пушере» разделывал трупы в обеденном зале своей забегаловки.

По неизменным атрибутам любой серьёзной игры от IO Interactive, сценам в ночных клубах (с соответствующей танцевальной музыкой), по степени насилия, творящемся на танцполе, уже давно можно ставить диагноз самим разработчикам. В Kane & Lynch: Dead Men танцевальные композиции также поручены приглашённым звёздам (не первый, кстати говоря, случай: часть клубных треков в Hitman: Blood Money достались гостевым исполнителям), и тут Петер Петер и Петер Кид со знанием дела и не на шутку отрываются со своими Kill Club One и Kill Club Two, гитарными запилами с зубодробительным битом, после которых сразу веришь в то, что именно такую музыку крутили во времена расцвета рейверской культуры. Если в сиквел игры этих парней позовут снова, это будет, наверное, один из лучших игровых сиквелов.

Pasya, специально для Game-OST.ru