Silent Hill Zero: «Сонливые мелодии Тихого Холма»

Сонливые мелодии Тихого Холма

Пятый том в музыкальной истории провинциального городка Сайлент Хилл относится к Silent Hill: Zero — первой игре популярного игросериала, разработанной для портативной консоли Sony PSP. Проект оказался, мягко говоря, спорным. Именитый японский разработчик и крупнейший издатель в одном лице – компания Konami, отдала своё детище на усыновление британской студии Climax (заметьте, тема усыновления – важная сюжетная линия игр Silent Hill). В наше время такие отношения называют термином “аутсорсинг”. Обычно разработчики поручают внешним студиям лишь определённую часть работы, например, написать саундтрек или разработать трёхмерные модели, скажем, монстров. Konami пошли дальше, целиком и полностью возложив на плечи британцев ответственность за именитый хоррор.

Konami осталась верна лишь в одном, но важном пункте. Музыкальная часть была по-прежнему застолблена за Акирой Ямаокой, в лице исполнительного продюсера присматривающего за разработкой. Во многом благодаря музыке, Silent Hill: Zero сохранила атмосферу. По вине грубых людей из британского приюта, она растратила всё остальное, чем славились предшественницы: гениальный сюжет, режиссуру и персонажей, за которых хотелось переживать, как и в любой приличной кинокартине. Видеоигра для карманной консоли – это развлечение миниатюрное, всего лишь жалкая треть от игры большой и полноценной. Но, несмотря на эти огрехи, Silent Hill: Zero всё равно завоевала звание одной из лучших, или, по крайней мере, самых красивых игр для PSP. А стильное вступление, сделанное совсем уж по киношному, подкупает даже самого злобного критика.

За семь лет до событий оригинальной Silent Hill, страдающий бессонницей американский дальнобойщик мчится на тяжеловесном грузовике сквозь пучину ночи (чтобы не заснуть, слушает у себя в кабине уже классическую Waiting for You — бонус трек с Silent Hill 4: The Room). Неожиданно перебегающая дорогу девочка чуть не становится причиной серьёзной аварии – Трэвис резко даёт по тормозам и изо всех сил сдерживает машину, чтобы не сойти с мокрой от дождя трассы. Незапланированная остановка подталкивает героя на роковую ошибку – он оставляет грузовик и отправляется навстречу приключениям — вдоль по единственной пустующей дороге. В этом самом месте, во время пешей прогулки в неизвестность, управление переходит к игроку и срабатывает эффект полного погружения в происходящее: в углу экрана периодически появляются титры, а из тишины ночи – едва различимого минималистичного бэкграунда – сначала всплывают нежные клавиши, а затем и узнаваемый вокал Мэри Элизабет МакГлин. Добро пожаловать в ад!

Эти самые звуки относятся к O.R.T., исполненной на последнем дыхании трип-хоп композиции. Замутнённый бит, кислотный синтезатор и обволакивающий вокал воссоздают в песне ту самую атмосферу мистического, окутанного туманом городка Сайлент Хилл. Не менее туманна и песня, изобилующая вопросами и не дающая ни одного ответа: “Надежда может быть там, на краю… Но ты не смотришь вниз, почему?”. Однако альбом открывает совсем другая вещь.Shot Down in Flames – это такая Metallica, сыгранная на акустических гитарах (любовь к этой группе Ямаока никогда не скрывал): собрались музыканты в тёплой дружеской атмосфере (если не у камина, как в одном из клипов Guano Apes, то в небольшом уютном пабе) и исполнили эту вещь в среднем темпе. При этом какие-либо обвинения во вторичности предъявить Акире нельзя. Он воспитывался на Metallica, PJ Harvey и Depeche Mode, а сейчас он уже и сам, что называется, крутой учитель Ямаока, и на его музыке в свою очередь воспитываются сотни других коллективов и композиторов (о чём можно судить по видеозаписям на YouTube многочисленных кавер-версий).

Это уже третий раз подряд, когда первым треком Ямаока ставит бодрый гитарный номер. Логика здесь ясна: меланхоличная O.R.T. с эмбиентовым вступлением только рассеивала бы внимание слушателя, настраивала бы на восприятие альбома несколько иначе. В данном случае ещё ведь важен эффект неожиданности: все были впечатлены удачной задумкой с начальными титрами, и потому уверены, что та же самая песня будет открывать альбом (на язык так и клеится заезженное слово “флэшбек”). Но Ямаока на то и Ямаока – хитрый и непредсказуемый японец, тасующий композиции в произвольном порядке, дописывающий для альбома специальные версии и в тоже время выкидывающий за пределы диска очень удачные фрагменты музыкальной дорожки игры.

Впрочем, никто же не обещал хронологическую достоверность. На предыдущем альбоме, Silent Hill 4: The Room, первым треком шла другая мрачная песенка — Tender Sugar. Просто она оказалась там к месту, нежели инструментальная пьеса с говорящим названием Melancholy Requiem. К слову, Shot Down in Flames весьма и весьма напоминает Tender Sugar структурой композиции: тут и ритм один, и гитарный проигрыш во вступлении схожий. Но это и правильно: Ямаока использует старые, полюбившиеся слушателям приёмы; использует, правда, несколько по-новому – без явных самоповторов. Секрет успеха вокальных композиций SH в том, что их не больше четырёх на саундтрек. Такая расстановка сил позволяет вложить в них всё мастерство, весь продюсерский талант. Запиши Ямаока чуть больше песен для игры, результат был бы присущ многим другим артистам: два-три хита на альбом и не особо примечательные вещи в довесок.

Сюрреалистическую линию O.R.T. продолжает совсем коротенькая, но не менее мрачная (“Мама, действительно ли я умерла?”) Blow Back, которая начинается со слова “дневной свет”, как будто намекая на то, что действие Silent Hill в скором времени перенесётся за пределы ночи (читатель должен быть в курсе, что Silent Hill 5 эксплуатирует психологию дневного страха).

С вашего позволения, данная рецензия тоже не будет придерживаться хронологии. Раз уж затронута вокальная сторона альбома (главное достоинство саундтрека), значит, разговор о ней и продолжим. Перенесёмся к Hole in the Sky — финальному номеру пластинки. Примечательно, что песня с таким названием есть и у Black Sabbath. Что уж тут поделать, но в этом случае свою любовь к Black Sabbath не скрывает Джо Ромерса, бессменный сонграйтер серии. Hole in the Sky не зря припасена на десерт — это самая мощная, самая зубодробительная и, наверное, самая драйвовая вещь со времёнYou’re Not Here (Silent Hill 3). Мисс МакГлин исполняет её в совершенно нехарактерной для себя агрессивной манере — грубым, небрежным голосом, на словах “You’re sorry” так вообще срывающимся на хрипоту. Или это верный помощникДжо задействован на бэк-вокале, тем самым щадя голосовые связки Мэри? Разницы всё равно не заметить: Мэри Элизабет МакГлин, как и Джо Ромерса, профессионально работает с голосом многие годы, и по мере надобности легко имитирует мужской вокал и придаёт своему голосу самые разные оттенки.

Вообще, вокальные треки в Silent Hill изначально были задуманы если не как ответ мэтрам рок-н-ролла, то хотя бы как дань уважения им. Даже если пробежаться по верхам, по названиям песен, можно найти немало аналогий. Вот, например, Shot Down In Flames – знаменитый хит AC/DC. Неужели ещё кто-то сомневается, что совпадения в названиях песен случайны? Да и сам Ямаока не делает тайны из того, что в голосе мисс МакГлин он искал частичку PJ Harvey.

Попытка Ямаоки сохранить атмосферу предыдущих работ и при этом раздвинуть рамки стиля, вылилась в обновлённое хаотичное звучание: различные инструменты подчас не играют в унисон, а живут своей собственной жизнью. Звук при этом прозрачен и вылизан до чистоты, а также нашпигован элементами предшествующих работ: потусторонние голоса вWrong Is Right — отсылка к Nightmarish Waltz, мелодия на мандолине в Don’t Abuse Me – отсылка к главной теме Silent Hill. Есть ещё нойзовые зарисовки Not Tomorrow 3 и Not Tomorrow 4, своими названиями проводящие тонкую связь с музыкой первой части (именно там встречаются два первых фрагмента этого цикла). Винтажные клавиши, задействованные лишь в рамках Silent Hill 2, вернулись и сюда. Но если в Silent Hill 2 винтажные клавиши были атрибутом страха, то здесь, скажем в Insecticide, играют двойную роль: с одной стороны пугают, с другой – наигрывают какие-то совершенно глупые блюзовые мотивы.

По-прежнему задумчивая, наполненная тревожными шумами музыка Ямаоки теряет здесь свою непредсказуемость – трип-хоп конструкции, которые составляют основу саундтрека, похожи друг на друга и не удивляют какими-нибудь нестандартными решениями, как раньше. Хотя отсутствие хитов среди инструментальных треков можно объяснить. Игра для мобильной платформы — проект небольшой и не стратегически важный. Параллельно Silent Hill: Zero Ямаока работал над Silent Hill 5 для консолей нового поколения и отложил все шедевры именно для неё. Остаётся только запастись терпением.

В среднем двухминутная продолжительность треков — синдром основной массы игровых саундтреков, коснулся и Silent Hill: Zero. Ямаоке это просительно: у него из этих маленьких кусочков складывается цельный сюжет, если можно так сказать, глобальная картина. И что самое важное, каждый этот кусочек ценен сам по себе и наделён глубиной. Глубина — как раз то, за что Ямаоку и называют гением. Это то, во что мы ещё долго будем вслушиваться, в чём будем искать и находить глубинные смыслы и тайные посылы.

Отдельное слово необходимо замолвить о буклете альбома. Музыкальный диск вложен в DVD бокс не спроста. Внутри буклета нет традиционных текстов песен, зато есть маленький комикс от известного японского художника Масахиро Ито, нарисовавшего монстров для серии SH. Комикс называется “Белый охотник”, причём вот прямо так, на русском языке, и посвящён главному объекту устрашения – Пирамидаголовому, изображённому также на обложке. Сам комикс уходит на второй план, и голову начинают посещать догадки относительно русских буковок. В этой запутанной ситуации русскому человеку без бутылки, по всей видимости, никак не разобраться. О реакции японцев и всего остального мира даже думать страшно. Амэн!

Pasya, специально для Game-OST.ru